Зеленский президент Украины

Украина как цыпленок табака

Сегодняшняя ситуация на Украине напоминает цыпленка табака на разогревающейся сковородке, цыпленок при этом еще живой, но не пытается соскочить и убежать, а как-то все примащивается, в надежде, что вот так или вот эдак будет лучше.

Владимир Зеленский, нынешний президент Украины, старается демонстрировать и здравый смысл и прагматичный подход, и одновременно пытается остаться все тем же политиком от евромайдана. Пока получается не очень.

В стране, по сути, разгром, денег нет, но есть долги, вчерашние, казалось бы, друзья навеки, теперь и не вспоминают об Украине… Главное, конечно, деньги — грошей немаэ… И тут Зеленский, скорее всего, прибегнет к известному способу хоть как-то наполнить казну — продать то, что еще не продано. Приватизировать оставшиеся государственные предприятия, отдать в частные руки оставшиеся разработки полезных ископаемых, начать продажу земли.

Об этом, в общем-то, уже сообщил Алексей Гончарук — заместитель главы Офиса президента Украины. «Банки должны быть проданы в первую очередь» — заявил он. «Мы ищем наименее болезненную и при этом наиболее эффективную модель».

Не знаю как насчет банков — сколько их там, в госсобственности осталось вообще? Вероятно всего один — госбанк, или — Национальный банк Украины (НБУ), с золотовалютным резервом в 6-7 миллиардов долларов США…

Государственные предприятия. Да, после распада СССР Украине досталась вторая, после России, промышленная мощь Советской державы. Но за годы независимости большая часть этого наследия была бездарно и безвозвратно утрачена. Я некоторое время назад создавал каталог предприятий радиоэлектронной промышленности СССР, с экскурсом в историю каждого предприятия, с перечнем производимой продукции, и разумеется с описанием нынешнего их состояния. Картина получилась удручающая. Если в России было уничтожено каждое третье или четвертое предприятие этой отрасли, то на Украине, если из 10 заводов остался один, работающий на пару-другую процентов от своих мощностей — это уже очень хорошо!
Кто позарится на эти предприятия — если б можно было продать, то их продали бы давным-давно, еще при прежнем президенте. Но желающих нет.
Их могли бы купить россияне, но — кто же россиянам их продаст? Иностранцам эти предприятия, словно картинки из постапокалиптических компьютерных игр…

Остается, в общем-то, одна земля, мораторий на продажу которой планируется отменить. И тут возникает масса вопросов — кому, как, на каких условиях продавать? Зеленский считает одним из приоритетов деолигархизацию Украины, но пока только украинские олигархи и могут покупать украинские земли в ощутимых для бюджета страны объемах. Да, есть еще иностранцы. С ними и того сложнее. Конечно, теоретически можно представить какого-нибудь Джона или Смита, который продаст свое ранчо в Техасе и купит «феноменально плодородные» земли где-нибудь под Полтавой… Но это скорее розовая картинка, реально иностранцев земли Украины могут интересовать в двух случаях: чтобы добывать полезные ископаемые, которых на Украине не так много, или для нечистых дел, например, захоронения токсичных отходов.

Вообще, продажа земли — это прямое свидетельство, что страна зашла в тупик и ничего больше у нее не осталось, как торговать землей.
А продажа или приватизация госпредприятий прямо говорит: «Мы государственная власть и мы не способны управлять государственными предприятиями. Мы бездарные управленцы, мы лентяи. Мы хотим продать эти предприятия и ничего не делать».

А куда же бежать этому украинскому цыпленку табака с раскаленной сковородки? Да и так понятно — в свой курятник. Т.е. мириться с соседями, налаживать экономические и политические отношения — работать и все. Есть разногласия по Донецку и Луганску, по Крыму — садитесь за стол переговоров и решайте. Без истерик и интриг, отстаивайте интересы своего народа, а не интересы каких-то там «европ и америк». Так или иначе — деваться некуда, придется жить рядом всегда, и лучше жить в мире.

Михаил Дмитриенко, 2019 г.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *