Что есть Истина?

Повесть о мудреце ищущем

Один философ шёл по земле и спрашивал всякого встречного – как здоровье его родителей, как здоровье его братьев и сестёр, есть ли дети и так далее. Узнав таким образом о встречном всё, мудрец спрашивал: «Зачем же ты живёшь на свете, если всё и так хорошо? Ведь тебе уже некуда стремиться». А если дела встречного были плохи, мудрец спрашивал уже так: «Зачем тебе жить на свете, если ты так несчастен?».

Люди встречались всякие и ответы их были разные, но все сходились на том, что жить они хотят и чем дольше, тем лучше.

Счастливый говорил: «После стольких лет злоключений ко мне пришла настоящая радость, так неужели я уйду от долгожданного? Зачем ты спрашиваешь, старик? Ты должен знать, что человек никогда не уходит от хорошего».

Несчастный же говорил: «Да, старик, я и сам об этом думал. Но раньше у меня бывали весёлые денечки, и я был тогда счастлив, теперь несчастья пришли в мой дом, да и дома-то у меня уже нет… Но, может быть, как счастье ушло, так оно и вернётся? И если в минуты радости я не покидал своего счастья, то как я могу покинуть своё несчастье в минуты горя? Это нечестно по отношению к надежде».

Где ни ходил мудрец, кого он не спрашивал, везде он слышал одни и те же ответы. И тогда мудрец начал ходить теми тропами, где не ходит человек и где можно встретить только дикого зверя. Однажды встретил он у водопоя льва, и тот хотел его съесть. Вопрос мудреца остановил льва.

«Зачем ты хочешь съесть меня?». На это лев ответил: «Как это?.. Чтобы быть сытым! Я три дня уж здесь караулю».

«А зачем тебе быть сытым?». Лев удивился вопросу, но ответил: «Я должен быть сытым, чтобы быть сильным. Только сильный лев может быть царём Зверей. А для царя Зверей всегда пищи вдоволь!».

Лев не стал убивать мудреца – видимо почтенный возраст старца, испортил ему аппетит, он удалился, сказав напоследок: «А когда я сыт – я добрый…».

«Да, — подумал мудрец – Он счастлив когда ест мясо, но чтобы поймать это мясо, он должен его сперва съесть. И он очень добрый, но только кого-нибудь убив…».

У большого водоёма, мудрец вдруг услышал осторожный шорох, оглянувшись, он увидел, как их тростниковых зарослей выходит рыжий камышовый кот.

«Здравствуй доброе животное» — сказал мудрец. «Здравствуй неосторожный человек, — ответил кот – Я видел как ты разговаривал со львом, о как неосторожно! Не хочешь ли ты и меня о чём-нибудь спросить?».

«Хочу, достопочтенный кот, — сказал мудрец – Скажи, чем ты занимаешься, как жил, как живёшь и как дальше жить, долгих тебе лет, думаешь?».

Усмехнулся камышовый кот: «Я вижу, ты странный человек, но я тебе отвечу: занимаюсь я тем же, чем занимается всякое живое существо; ищу пищу, избегаю врагов, много сплю и часто размножаюсь. Так я жил, живу, и жить буду – так живёт всякое живое существо, так живут все коты. Ты хочешь спросить – зачем? Ну, сплю, чтобы отдыхать и беречь силы. Силы мне нужны для охоты и для того, чтобы избегать врагов… А всё-всё это мне нужно, в конце концов, лишь для того, чтобы я мог часто размножаться».

«А зачем тебе часто…» — начал было мудрец, но кот прервал его: «О, хитрый человек! Я и на это дам тебе ответ: когда у меня появляются маленькие котята, на это время я меньше боюсь смерти. Не знаю я кто мои родители, сколько братьев и сестёр у меня – мы, кошки, так похожи на друга!.. И потому, мне всё равно – родители заботятся о потомстве первое время, а дальше… Потом, кошачий век короткий, скоро и я найду укромный уголок и, спрятавшись в нём ото всех, тихонько умру. И хоть умирать страшно, я несколько спокоен, оттого что знаю – у меня большое потомство, их тысячи! Любой встречный кот может быть моим братом или сыном, а любая кошка – сестрой, дочкой иль невестой! И в каждом моём ребёнке есть маленькая частица меня. Когда я умру, тысячи этих частиц останутся жить и размножаться – значит я не совсем умер. И так будет всегда. Вот для чего я живу. Теперь прощай, мне пора, у меня молоденькая жена…».

Когда кот ушёл, мудрец сказал сам себе: «Если мудрствовать, то он живёт для Вечности! А пред Вечностью любой вопрос «Для чего?» — просто смешон.

Но, как много сказал мне этот кот и не сказал почти ничего! Он не знает родителей, он не узнает при случае и своих подросших детей, но верит, что его личная жизнь не окончится со смертью – он видит продолжение своей жизни в потомстве… Своей! И потомство, лишь средство… Интересно, догадывается ли он о том, что и в нём чьи-то преданные забвению частички?..».

Тут в кустах раздался протяжный гортанный кошачий мявк, затем оттуда выбежала молоденькая камышовая кошечка, а за ней вприпрыжку уже знакомый мудрецу кот. Хитро улыбнувшись и подмигнув мудрецу, кот скрылся в тростниковой чаще, чтобы там, без лишних свидетелей, слиться в таинственном акте размножения. Мудрец же совсем не удивился тому, что жена так похожа на мужа – каждая встречная кошка может быть дочерью…

Они действительно все на одно лицо и действительно так будет всегда, и кот в своём потомстве оставит уже не одну маленькую частицу…

Под вечер, когда мудрец глубоко задумавшись брёл по лесной тропинке, он вдруг больно столкнулся с деревом. Приложив к ссадине медный пятак, он присел отдохнуть. Огромное дерево шумело в высоте своей пышной кроной, ствол с чёрной и шершавой корой, мягкая трава – всё это располагало к отдыху. Но, между большими корнями дерева, мудрец увидел дрожащий белый и пушистый кончик хвостика. Мудрец улыбнулся, как всякий, кто сталкивается с заведомо слабым существом, чувствуя при этом внутреннее, да и внешнее превосходство своё и силу.

«Здравствуй, маленький зайчик, — сказал мудрец – Я вижу тебя, но ты не бойся, я тебе ничего плохого не сделаю. Уж много лет я, как и ты, питаюсь листьями, травами, кореньями. Вылезай и ответь мне на один вопрос». Но заяц не вылез из своей норки, а только пуще затрясся от страха.

«Не бойся, — снова сказал мудрец и уже силой вытащил из норки до смерти перепуганного зверька, который оказался кроликом – А ты, я вижу, вовсе и не заяц, — пытаясь ободрить трусишку, сказал он – А раз ты не заяц, то и бояться тебе не стоит. Кролик во сто крат смелее любого зайца!».

На кролика такое утешение не подействовало, но трясся он уже не так явно. Наконец он пролепетал что-то невразумительное, что значило: «Что вы от меня, злодеи, хотите?».

Мудрец задал свои обычные вопросы, а кролик долго не мог понять, что хочет от него этот большой и с виду хищный человек. Потом, набравшись со страху сил, высказался: «Моя жизнь – это вечный страх. Я боюсь спать, потому что к спящему легче подкрасться и тогда я не успею убежать. Но когда я не сплю, тогда мне ещё страшнее, потому что я всё вижу и всё слышу, а это ужаснёт кого угодно! Но только во сне я могу забыться и, я знаю, что в коротких мгновениях сна мой страх нереален. Я боюсь искать пищу – везде, где есть пища, есть засады, а в засадах сидят хищники. И без пищи я не могу. Я боюсь грызть морковь, ведь это слишком шумно, а у хищников хороший слух. Но если я не сгрызу морковь, то я её не съем. А на голодный желудок страх ещё страшнее. Хотя, я знаю, что сытый кролик более лакомый кролик, нежели кролик голодный. Вот так я и живу, как на краю пропасти… Хожу, как по лезвию…

Боюсь любить свою крольчиху, потому что тогда я забываю обо всём на свете, я даже забываю о своих страхах! А кролик, забывший о своём страхе – гибнет в пасти хищника! Но я не могу не любить свою крольчиху, потому что это единственное чувство противоположное страху. А я боюсь всех вещей противоположных страху, и вообще, всего противоположного.

А моя крольчиха? Ведь и она, бедная, когда-нибудь, рано или поздно попадёт в пасть хищника. А мои крольчата?

Но я не могу не иметь крольчат, потому что пред смертью обязательно спрошу себя – во имя чего ты, кролик, так боялся всю жизнь? И страшно мне тогда будет ответить, потому, как смерти боюсь, а зубы волка вдвойне страшнее… Я слабый – самый слабый зверёк в лесу! А слабых везде поджидают хищники с хищными пастями! Смерть – это всегда хищник с острыми зубами!..».

Промолвив это, кролик бежал столь стремительно, что его не нагнал бы ни один волк, ни один гепард на свете. И даже страх, и тот – остался далеко позади.

«Да, страх – сильная вещь! И чем сильнее страх, тем больше в нём силы. И если б не страх порождал эту силу, то… Впрочем, этот кролик рассказал мне больше всех остальных».

Но тут, словно прочитав мысли мудреца, зашелестело дерево и старец услышал тихий шёпот листвы: «Ты зря задаёшь вопрос, ответа на который нет. Я живу пятьсот лет, все эти годы я стою на одном месте, предо мной промелькнули эпохи и моя жизнь – это раздумье. Моя мысль рождается десятилетиями, я могу обдумывать и самое сложное и самое простое не экономя время, оттого мои выводы выверены вековым опытом. Ты спрашивал, как живёт тот или иной тобою встреченный? Не знаю, нужно ли тебе это знать, но скажу: все живут одинаково; в той или иной степени – плачут ли, смеются ли, убивают иль сами жертвы, преступники и святоши, гении и ничтожества, красавицы и уроды – все они живут этой жизнью, у всех она одна, у всех одни желания и всё в ней одно и то же… Не надо обходить целый свет, чтобы убедиться в его однообразии. У скалы жизнь и у мотылька жизнь, и только ты сам присуждаешь скале вечность, а мотыльку мгновение. Падший человек живет, и государственный муж живёт, но это ты присуждаешь праздному бесцельность, полезному – смысл. Льву ты присудил убийство, а кролику слабую жертвенность, убийству – зло, жертве – добро. Отсюда несуразица.

Твоя беда в том, что ты всё разделяешь, но разделяешь так, как это тебе кажется правильным разделять. Разделив, ты по отдельности пытаешься понять целое. Но от твоего деления целое безнадёжно гибнет. И отделив душу от тела, ты не познаешь человека, ни его жизнь.
Ты сам слаб и ищешь слабости в других, а если ты ценишь силу, то ты преклоняешься и обожествляешь силу вообще. Но сила и слабость – это те меры, которые ты сам выдумываешь. Сами по себе они не имеют того смысла, который ты в них выискиваешь, да и который не в состоянии оценить.

Что же ты ищешь?

«Я хочу найти Истину, — ответил мудрец – Ведь только в Истине смысл…»

«Ты опять разделяешь и называешь необъятное своим убогим языком».

«Но я не знаю иного пути, у меня нет иного языка и потому я хочу Истины…».

«Истина во всём, даже в её отсутствии…».

«Но я хочу ещё постигнуть и Смысл!».

«Там только бессмыслица…» — прошелестело дерево и замолчало.

Сколько не пытался мудрец с ним заговорить, оно, казалось, не слышит его; у дерева рождалась новая мысль на долгие годы вперёд. Мудрец подумал, что даже если он обломает ветви, спилит ствол и выроет корни, он всё равно не узнает ни Истины, ни Смысла. «В нём только слова, как бы они не походили на правду, они лишь слова – звук…».

Ему ничего не оставалось, как продолжить свой путь. Не поверив дереву, он долго ещё ходил по разным дорогам и узнал всё, что знают люди; он прошёл всеми звериными тропами и узнал всё, что ведают звери. Высоко в горах он понял птиц, сидя у моря познал рыб. И вот однажды он обнаружил что, несмотря на всё, он совершенно ничего не знает и, узнав всё, он не узнал ничего. И узнать уже негде.

Тогда мудрец остановился и сказал себе: «Теперь пришло время не спеша всё обдумать и сделать выводы». Но не успел он даже присесть, как всё вокруг потемнело и чья-то невесомая рука похлопала его по спине.

«Кто здесь?» — в страхе воскликнул мудрец.

«Это я – Смерть» — услышал он ледяной шёпот.

«Как! Уже? Смерть, постой, подожди немного! – горько взмолился мудрец – Я ещё не успел закончить дело всей жизни».

«Дело всей жизни? Разве это теперь важно? Опомнись, к тебе пришла я – Смерть! Ни дела, ни жизни для тебя теперь нет!».

«Нет, это важно! Если я не успею закончить дело всей своей жизни, то и прожитая жизнь окажется бессмысленной! И ты, Смерть, заберёшь пустую…».

«Мне всё одно, кого брать, но хорошо, — согласилась Смерть – Я подожду и, может, помогу тебе. Рассказывай».

Мудрец начал:

«… Все люди смысл своей жизни видят в том, чтобы искать счастье, но когда они его находят, то не верят, что это счастье… Они не успокаиваются и находят несчастье – тогда они в полной мере счастливы, уже воспоминаниями. Все животные вкладывают смысл в продолжение рода. В существовании же своём постоянно отнимают одну жизнь и даруют другую. Счастье им неведомо, несчастье тоже. Они знают один голод, один страх, вокруг них всегда смерть. Все гибнут от страха. Голод смертельно опасен и людям и животным, но только страх и голод заставляют их действовать. Только от этого! А вовсе не от жажды счастья, желания познать Истину иль Смысл.

Я было подумал, что страх и голод – это единственный смысл существования, но это оказалось лишь следствием существования.

Ёж мне сказал, что иглы у него для того, чтобы спокойно спать. И тогда я подумал – покой! Вот смысл жизни! Но камень, вечно лежащий на одном месте, поведал мне, что ему снятся бесконечные просторы… И когда лавина снесла и размолола его в песок – он был рад.

Отдыхающая лошадь предложила мне сесть ей на спину и прокатиться, тогда я решил – доброта! В ней что-то есть… Но один добрый священник хотел поджарить меня на костре, для моего же блага! Тогда…».

«Нельзя ли покороче?» — прервала Смерть.

«Хорошо. Я пришёл к выводу: всё хорошее – это плохо, и всё ужасное – прекрасно! Но так не может быть, но это так; всё живое вечно страдает, но с жизнью не расстаётся. Болезнь – это обычное состояние живущих, а редкие мгновения радости оправдывают все муки. Чтобы было хорошо, надо чтобы было и плохо! Смысл – это терпение? Терпение жизни?».

«Стой! Я знаю, – сказала Смерть – На познание этого ушли твои годы?».

«Нет, я ещё не знаю главного – найти во всём этом Смысл, а в нём Истину».

«Зачем?»

«Только Истина имеет Смысл»

«Смысл не всегда Истина… Но зачем, зачем тебе Истина? Найдёшь ли, нет – какая разница? Найдёшь ты смысл, станешь искать в нём истину, потом в этой истине вновь копать смысл, и так до бесконечности».

Мудрец молчал.

«Мне больше недосуг с тобою разговаривать, — сказала Смерть – Ты сам, смысл своей жизни, дела всей жизни не можешь понять, тебе ли искать истину? ИСТИНУ!

Отправляйся туда, где ответы на все вопросы, но, поверь, легче тебе от этого не станет».

Через мгновение, когда мудреца не стало, Смерть пробормотала сама себе: «Сколько же их всех! Смешные… Ходят по соседству со мной и меня не видят! Ищут смысл, но он от них никуда и так не денется. А Истина – это я. Я есть смысл, истина и гармония жизни! Начало и Конец! Я, почти, сама Жизнь. Противоречие – вот смысл жизни.

Истина жизни в смерти!

Но… но, чёрт возьми, зачем же они рождаются?!».

КОНЕЦ

©Михаил Дмитриенко, Алма-Ата

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *